15:35
Звучание сердца
Автор: krisanoet
Жанр: Слэш
Рейтинг: PG-13

Пэйринг и персонажи:

Описание:
Ранее Иноске думал о Танджиро как о хорошем человеке, сильном и физически, и духом, вдобавок умеющем просто обалденно готовить. Да и сейчас, чего уж врать, он думал о нём точно также. Только добавилось ещё что-то такое загадочное и неизведанное… И, как полагается всему неизвестному, оно по-своему притягивало.

------------------------------------------------------------

      - Смотри, Иноске! - улыбаясь, указал мальчик куда-то в сторону лучей только-только поднимающегося солнца и огромного поля, щедро усыпанного цветами. Прошло почти два года с того момента, как охотники за демонами избавились от главного виновника всех их бед, и это время, проведённое в покое и размеренном потоке мирной жизни, явно сказалось не только на людях, но и на природе: молодые деревья начали тянуться к солнцу увереннее, цветы стали распускаться смелее, и всё больше людей стало выходить любоваться красочными закатами и рассветами с горной высоты.

      Хашибира, повинуясь словам приятеля, сдвинул маску кабана на макушку и тут же зажмурился. Слепило его не раннее солнце, не отблески его лучей на водной глади, видневшейся у самого-самого горизонта, а Танджиро. Хоть Камадо и не был даже близко похож на эту немалоизвестную звезду, однако улыбка его, казалось, могла осветить даже самые тёмные закоулки; его добрые слова и действия грели пуще самых ярких лучей, а каждое прикосновение, переполненное любовью и какой-то особенной энергией, отдавалось в чувствительном теле Иноске вихрем мурашек. Мальчик и сам до конца не понимал, когда и что именно он начал чувствовать к этому занятному пареньку, не падающему духом даже после всего того, что ему пришлось пережить за его недолгую жизнь, однако пара-тройка уроков от Зеницу помогла величайшему царю горы прозреть.
      Ранее Иноске думал о Танджиро как о хорошем человеке, сильном и физически, и духом, вдобавок умеющем просто обалденно готовить. Да и сейчас, чего уж врать, он думал о нём точно также. Только добавилось ещё что-то, такое загадочное и неизведанное… И, как полагается всему неизвестному, оно по-своему притягивало.

***



      Однажды, около двух лет назад, во время очередного скучного дня на койках в поместье бабочки, Агацума заявил:

      - Слушай, кабан, ты в последнее время звучишь очень странно. Да и полная концентрация дыхания у тебя, бывает, резко нарушается.

      Хорошо, что блондин не видел того взгляда, с которым Иноске косился на того сквозь маску, иначе поднялся бы испуганный визг на всё поместье. А уж он бы привлёк Аой и остальных девочек, заставляющих пить это ужасное горькое лекарство…

      - Ты хочешь сказать что я - царь горы, хуже какого-то миньона вроде тебя? - прищурился Хашибира, угрожающе хрустя костяшками пальцев. В эти ужасно скучные дни он был бы рад даже единичному пинку стены, но присматривающие за этими тремя девочки говорили сохранять строгий постельный режим. Так ещё и Камадо в отдельную комнату положили под предлогом «вы оба шумные, а ему нужен особый покой»!

      - Не совсем, - произнёс мальчик, с какой-то странной усмешкой в глазах поворачиваясь набок лицом к товарищу. - Я хочу сказать, что ты втюрился!

      - Чего? Кого тюрить? - недоумевающе нахмурился Хашибира, пытаясь понять причину хихиканья со стороны Зеницу.

      - А ты и вправду с горы упал что ли? - засмеялся пуще прежнего мальчик, тем не менее опасливо отодвигаясь от Иноске, готового в любой момент налететь с кулаками. Опасения его были напрасны, так как Хашибира продолжал непонимающе глазеть на Агацуму, и тот, взяв себя наконец в руки, продолжил. - Влюбился ты короче. Хоть это слово знаешь что означает?

      - Влюбился? - мальчик на удивление спокойно повернулся на спину и задумчиво уставился в потолок.

      - О-ох и сложно же с тобой… - устало протянул Зеницу, садясь на кровати. - Смотри, любовь - это такая штука… Точнее не штука, а чувство, когда тебе очень-очень сильно нравится какой-то человек. Возможно, ты при этом ещё хочешь завести с ним семью. Ну, ты знаешь: нарожать детей и жить вместе бок о бок, наблюдая за своим потомством резвящимся на улице и помереть в один день в счастье и достатке.

      «Любовь?» - Иноске точно слышал это слово от кого-то раньше, но воспоминания были такими расплывчатыми…

      «Любовь…»

      Стоило ему повторить это слово ещё раз, как перед глазами его появился неясный силуэт. Судя по длинным угольно-чёрным волосам и аккуратным, хотя и размытым чертам лица, это была девушка. Она смотрела прямо на мальчика и что-то говорила. Нет, пела: фразы имели определённый ритм и мелодию. А слова, наиболее сильно отпечатавшиеся в памяти, звучали разборчивей и будто ярче. Внезапно девушка перестала петь, рассмеялась и прижала маленького Иноске к груди:

      «Мой милый-милый Иноске, если бы ты только мог почувствовать всю любовь, отданную тебе мной…» - мальчик ощутил что-то горячее на своём лице. Это были слёзы, но не его собственные, а его матери, чей облик затерялся в детской памяти. И через этот внезапный порыв эмоций маленький Хашибира и смог почувствовать то, что так хотела его мать. Жаль только, что он, будучи годовалым малышом, не мог в полной мере отдать те же чувства. Ему оставалось только обеспокоено тянуть свои маленькие, пока что слабые ручки к лицу этой замечательной девушки и бормотать некое подобие слова «мама».

      - Ау? Я тут распинаюсь вообще-то, и мне хотелось бы получить отдачу, - Зеницу своим недовольным тоном вытянул товарища из воспоминаний. Странно, но горячее ощущение с щёк никуда не ушло. - Ты плачешь что-ли? Так расчувствовался моими рассказами?

      - А? - Иноске в очередной раз искренне радовался наличию маски на своей голове, спасающей его от всего подряд. - Пф-ф, с чего бы мне реветь?

      - Ладно, значит, показалось… - блондин снова лёг, на какое-то время притихнув. Ключевое слово - «на какое-то время». - Так я правильно понимаю, что ты в Танджиро втюрился?

      - Чего?! - поперхнулся мальчик, подскакивая на кровати так, что маска его съехала набок.

      - Да от тебя влюблённостью за сто километров несёт! Думаешь, я не слышу, как твоё сердце тудухает рядом с этим Камадо? Не стоит недооценивать мой слух, кабанишка! - явно довольный произведённым эффектом усмехнулся Зеницу.

      - А у тебя разве такого нет? - склонил Хашибира голову к собственному плечу. И не поймёшь из-за этой чёртовой маски - искренне он интересуется или подкалывает в ответ.

      - Нет, и вряд-ли когда-нибудь будет вообще, но вот рядом с милашкой Незуко… - расплылся в мечтательной улыбке Агацума. Не хватало ещё цветочных лепестков, падающих сверху на это странное и не особо внушающее доверия выражение. Но мальчик тут же изменился в лице, хитро прищурившись. - Не смей ничего больше отрицать, я видел как ты об его хаори тёрся!

      - Я просто близко стоял! Ничего я не тёрся! - хорошо, что коварный Моницу не видел того густого румянца, чуть ли не полностью залившего лицо Иноске своим горячим цветом.

      - Я же говорю: не стоит недооценивать мой слух… - спокойно произнёс мальчик, вновь задумавшись. - Так ты собираешься делать с этим хоть что-нибудь?

      - Всмысле? А что делать надо? - в недоумении сел Иноске. Разве мало того, что имеется на данный момент?

      - Ну, признаваться там как-нибудь романтично… - Зеницу окинул товарища анализирующим взглядом и тут же добавил. - В твоём случае можно не выделываться и просто сказать «я люблю тебя» и желудей в ладошку насыпать.

      Блондин прыснул с собственной шутки. Только вот Хашибира сидел и внимал словам мальчика, запоминая всё подряд.

      - …А чем тебе вообще он нравится? - поинтересовался Агацума, наконец отойдя от резко нахлынувшего приступа веселья.

      - Он готовит вкусно… - без промедлений начал перечислять Иноске, машинально загибая при этом пальцы. - …Он сильный, постоять за себя может, добрый, делится со мной едой… О, ещё деревья сносить умеет.

      - Деревья?! - вновь засмеялся мальчик, безжалостно колотя подушку, лежавшую рядом. Видимо, ему настолько смешно. - Ты его на гору затащить свою хочешь что-ли, горе-царевич?

      - Ну да, - невозмутимо ответил «горе-царевич», вызвав новую волну смеха со стороны товарища. - Эй, я вообще-то советы просить у тебя пришёл!

      - Советы? - внезапно посерьёзнел Зеницу.

      - Угу. А что… - Иноске явно засмущался, выдержал паузу, и только потом продолжил. - …Что делают влюблённые люди?

***



      - Эй, Гонпачиро!

      Мальчик обернулся на знакомый голос, приветливо улыбнулся и махнул рукой, увидев говорящего в другом конце коридора.

      - Привет, Иноске. Вы с Зеницу уже чувствуете себя лучше? Мне вот уже позволили тренироваться. Жду не дождусь, когда и вам разрешат!

      - Ты обед пропустил, - из-за маски было крайне трудно понять, какое выражение лица сейчас было на мальчике, однако пахло от него еле уловимой неуверенностью, что заставило Камадо насторожиться.

      - Но до обеда ещё далеко… Солнце не пересекло даже четверть неба… - нахмурился Танджиро. - У тебя точно всё в порядке?

      - Да. Тогда… Э-э… Пока. Гонпачиро. - Иноске развернулся и припустил было по коридору, но тут же остановился, будто что-то вспомнив, вновь развернулся и подбежал к Камадо. Быстрый тычок кабаньим носом в щеку мальчика, и тот уже не оборачиваясь несётся в сторону палат, оставляя мечника стоять столбом и растерянно хлопать глазами. Но как только к Танджиро приходит осознание, лицо его заливается ярким румянцем.

***



      В ту ночь Иноске не спалось.
Мало того, что смущение и неловкость от произошедшего скрутились в горячий клубок где-то под рёбрами, так ещё и Камадо перевели в палату к его товарищам, один только взгляд на которого в разы укреплял эти странные чувства. Да и вопрос «а правильно ли я всё сделал?» вечно крутился где-то на подкорке сознания и ни в какую не хотел уходить.

      «Как же с тобой сложно… Мог бы как минимум маску снять, он ведь так точно ничего не поймёт!» - повторял в голове недовольный голос Зеницу, услышавшего о «подвиге» друга.

      Куча мыслей мешала заснуть. Они жужжали и гудели, как большой пчелиный улей, они кричали друг на друга, перебивали, толкались и дрались.
Но вдруг они все разом затихли.
Рядом кто-то был.
      Короткое прикосновение ко лбу Иноске, хотя бы ночью неприкрытому кабаньей маской, тихий вздох над ним и скрипнувший матрас по левую руку от мальчика. Мгновенное осознание нахлынуло волной мурашек.

      «Если твои чувства окажутся взаимны, Танджиро сто процентов каким-нибудь образом ответит тебе на это!» - так вот что имел ввиду Агацума.

***



      - Смотри, Иноске!

      И сейчас мальчик в какой-то степени благодарен этому странноватому блондину, что тот подтолкнул его на первый шаг. Иначе Хашибира сейчас бы не носился с Танджиро по полю, усыпанном красочными цветами; не заливался бы громким смехом, поднимая заключённого в его объятиях Камадо в воздух; не любовался бы каждое утро его умиротворённым личиком, на которое медленно заползали лучики сонного солнца…

      - Мой милый-милый Иноске… - смеясь, упал Танджиро рядом с мальчиком, поворачивая к нему лицо и нежно улыбаясь. - …Как же я рад, что ты смог почувствовать всю ту любовь, которую я тебе даю.

      Мозолистая тёплая ладонь опустилась на щеку Хашибиры, мягко поглаживая. Грубые пальцы аккуратно заложили за чужое ухо маленький белый цветочек.

      - Тебе так идут космеи… - вздохнул мечник, скользя ладонью с щеки на плечо и слегка притягивая к себе, соприкасаясь лбами. Большие зелёные глаза с детским восторгом смотрели на Танджиро, а их обладателю всё никак не верилось, что это всё наяву. Казалось, будто только вчера ночью они победили Мудзана, тем самым освободив Японию от ужасных существ, разрушивших столько судеб, укравших столько жизней…
      Чувство безмятежности и умиротворённости и без того подталкивало к воротам в сонное царство Морфея, а натруженная рука любимого, покоящаяся на плече, обеспечивала ощущением защищённости и спокойствия, своей приятной тяжестью будто опуская в сон. И сквозь засыпающее сознание в голову Хашибиры проникло тихое, еле слышное:

      - Люблю тебя.
Категория: Kimetsu no Yaiba | Просмотров: 89 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar