19:49
Якорёк
Автор: Kamikazee16
Жанр: Слэш
Рейтинг: PG-13

Пэйринг и персонажи:

Описание:
-Ким Тэхён, немедленно отойди- вопит на весь магазин Сокджин.

Мальчик большими глазами смотрит на папу и, с самым невинным выражением лица вытягивает большой мандарин, тем самым ломая импровизированную пирамиду из сладких фруктов.

------------------------------------------------------------

— Ким Тэхён, немедленно отойди! — вопит на весь магазин Сокджин.
Мальчик большими глазами смотрит на папу и, с самым невинным выражением лица, вытягивает большой мандарин, тем самым ломая импровизированную пирамиду из сладких фруктов.

Пирамида рушится, а мандарины разлетаются по всему продуктовому магазину. Ким младший с удивлённым лицом смотрит по сторонам и пожимает плечами. Джин фейспламит, слыша крики охранников.

Тэ сидит на заднем сиденье в машине и уплетает за обе щеки уже третью сладкую мандаринку, улыбаясь при этом Сокджин за рулём время от времени поглядывает через зеркало за сыном и ругает себя за свою бесхребетность. В магазине омеге еле удалось уладить конфликт, из-за проделки маленького альфы. В последнее время, Тэхён стал больше баловаться и не слушаться папу.
Джин понимает, что ребёнку нужна дисциплина, но как бы ни старался мужчина, его омежья сущность не может позволить ему кричать на сына. Тэхёну нужен отец, которого, к сожалению, мальчик никогда не имел.

На третьем курсе в университете Джин познакомился с Каем, мужественным альфой, в которого влюбился по уши. Всё шло идеально.

На второй год отношений, Сокджин узнал, что беременный. Радостный омега в тот же день всё рассказал любимому, на что получил совершенно не ту реакцию, какую ожидал. Сразу после новости молодой папаша ушёл по-английски и бросил парня на произвол судьбы. Несмотря на ту боль, которую испытывал Ким, Джин твёрдо решил, что не избавится от ребёнка.

Прошло уже семь лет и ни разу Ким не жалел, что оставил малыша. Да, было сложно, но омега встал на ноги и добился всего, чего хотел. Не у каждого одинокого омеги с ребёнком есть своя квартира, дорогая машина и высокооплачиваемая работа. Всех материальных благ Сокджин достиг, вот только альфу так и не нашёл. Было много кавалеров, ведь мимо такого прекрасного лица невозможно пройти, но как только альфы узнавали, что Джин с «якорьком», то всех будто ветром сдувало.

Паркуясь возле частного дома, Ким поворачивается назад к сыну.

— Тэхёна, ты почему меня не послушался? — задаёт вопрос омега.

В магазине разводить драму Джин не стал, а за рулём омега старается быть максимально внимательным, тем более когда с Тэхёном, но совсем безнаказанным из этой истории маленький альфа не выйдет. Ким-младший виновато посмотрел на папу и что-то пробурчал в свой шарфик.

— Тэхён, говори внятно, — строже сказал омега, на что мальчик поднял голову и чётко затараторил.
— Папочка, прости я не специально, я не думал, что всё упадёт.
— Котик, я у тебя не спрашивал специально ты или нет. Я спросил, почему ты меня не послушал, а сделал по-своему?

Альфа виновато опустил голову и пообещал, что такого не повториться.

— И? — поднимая одну бровь протянул Сокджин.
— И я читаю одну длинную сказку, — омега выжидающе смотрел на сына. — Две? — неуверенно спросил Тэхён.
— И три дня без компьютера, — довольно сказал Джин.
— Ну, пааап — прохныкал младший.
— Разговор окончен, — хлопнул дверью омега и пошёл к багажнику за продуктами.

Дверь открыл Чонгук в кухонном фартуке и с прихваткой на одной руке.

— Привет, отчаянным домохозяйкам, — посмеялся Джин, и передал пакеты альфе.
— Привет, поколению времён мамонтов, — язвит младший забирая продукты.
— Твой муж младше меня всего на год, имей уважение — скидывает пальто Джин и проходит в гостиную. Ким-младший дал пять Гуку в качестве приветствия и побежал впереди папы по коридору.

В комнате Тэхён уже во всю ведёт оживленную беседу с Хосоком, старшим сыном семьи Чон. Хосок тоже альфа и старше Тэхёна на один год. Джин всегда считал, что история семьи Чонов уникальна.

Омеги дружат со старшей школы и к Юнги, который учится на год меньше, приставал старшекурсник. Этому альфе всё же удалось затащить Мина на одну из самых больших вписок года. На то время Джин только начал встречаться с Каем и всё время проводил со своим альфой, поэтому на той тусе омеги виделись друг с другом только мельком.

Юнги хотел уходить домой, но сильно выпивший альфа начал приставать к парню. Имея преимущество в силе мужчина придавил Мина к стене в коридоре и начал раздевать омегу. Юн уже из последних сил пытался оттолкнуть альфу, но тот даже не реагировал. Потеряв всякую надежду омега заплакал от безысходности. Но руки насильника резко исчезли, а парень без сил осел на пол, наблюдая, как пьяному альфе ломают руку. В темноте Мин не увидел лицо спасителя, но охотно вцепился в чужую шею. От альфы пахло лесом и Юнги даже не заметил, как уснул.

Проснувшись в незнакомом месте, омега со скоростью света убежал к себе домой, даже не поблагодарив парня. Позже Юнги обязательно будет стыдно за его поведение, но сейчас омега чересчур испуган всем происходящим.

С того вечера прошло больше недели. Мин вернулся к своей обычной жизни и почти не вспоминал крепкие руки, и умопомрачительный запах. Омега уже не надеялся увидеть лицо своего спасителя, но у судьбы свои планы.

Джин, как всегда, убежал на свидание со своим альфой и Мину пришлось опять самому идти домой. На выходе из университетского двора, омега уловил чересчур знакомый запах леса и завертел головой в поисках его обладателя. Через дорогу, напротив Юнги, стоял молодой парень, что смутно напоминал героя с вечеринки. Опустив взгляд ниже лица, в глаза омеги упала хорошо выглаженная форма старшей школы. Пока шестерёнки в голове Юнги усердно работали, парень перешёл дорогу и остановился перед Мином.

Убедившись, что этот альфа спас его от изнасилования, Юнги поблагодарил и собирался делать ноги, но приставучий школьник говорил, что-то про истинность и не собирался отпускать его. Кое-как убежав от паренька, в голове Юнги было только два предложения: «у него ахуенный запах» и «несовершеннолетний школьник».

Молодой альфа оказался очень целеустремленным и каждый день ждал омегу возле ворот университета. Мин долго бегал от Чонгука, именно так представился школьник. Ведь отношения с несовершеннолетним - незаконно и Юнги расценивал это как преступление. Догонялки могли продолжаться ещё очень долго, но предстоящая течка омеги решила всё за двоих.

Из-за неопытности Чонгук не смог удержаться от вида течной омеги...Своей течной омеги...

Случившееся не было ошибкой. Это наоборот было так правильно и прекрасно, что Мин плюнул на свои принципы и больше не убегал. Через месяц у Юнги в руках был положительный тест на беременность. Скрыв это от всех, омега каждый день проводил как на арене. Ему двадцать лет, учится на втором курсе. Мин просто ещё не готов к детям. Про Чонгука вообще говорить смысла нет - первый класс старшей школы, шестнадцать лет.

Все эти дни, пока Мин принимал решение, которое может изменить всю его жизнь, он понимал насколько это всё аморально с его стороны. Чонгук его истинный и Юнги его любит независимо от возраста, поэтому омега принял решение, что не сломает Чону жизнь.

На следующий день Юнги бросает Чонгука и идёт к врачу на первое обследование. Ребёнка он родит несмотря ни на что. Но весь план омеги рушит шестнадцатилетний парень, который кричит под окнами его съёмной квартиры, что знает о малыше и ни за что не откажется от своей любви к омеге и ребёнку.

Отношения между родителями Гука и Юнги были ужасны. Семейство Чон было свято уверено, что Юнги совратил их маленького мальчика. Из-за этого Чонгук поссорился с родителями и ушёл из дома. Родители Юнги тоже были не в восторге от новости, но не обвиняли детей и всеми силами помогали им.

После рождения Хосока, Чонгук помирился с семьёй, а новоиспеченный бабушка и дедушка почти руки Юнги целовали за то, что родил маленького альфу. Чоны дали разрешение на свадьбу и через месяц после родов, Чонгук и Юнги расписались.

На выпускной альфы, Юнги сделал самый лучший подарок: в семье стало на одного омегу больше. В свои восемнадцать Чонгук может похвастаться золотой медалью, поступлением в лучший инженерный университет страны и самым дорогим сокровищем в его жизни. Юнги, Хосок и Чимин - это жизнь молодого альфы.

В комнату забегает щекастая омежка и Джин сразу поднимает Чимина на руки, целуя поочередно пухлые щечки. Малыш заливисто смеётся, а после бежит играть к альфам.
Джин уже давно заметил, что как только Чимин появляется в поле зрения Тэхёна, тот глаз с омеги не спускает и ближе мостится.

Юнги и Джин уже свыклись с мыслью, что в будущем им придётся породниться. Чонгук, конечно, ещё фыркает на все эти разговоры, но уже тоже понимает, что это неизбежно.
На самом деле альфа рад, что тем самым будет именно Тэхён, ибо Чон любит его как родного сына, но надо повыделываться для приличия.

Джин садится на диван рядом с пузатым омегой и берет клубнику из тарелки в руках Юнги.

— Как дела? — интересуется Ким.
— Тебе в рифму ответить или реально интересуешься? — Юнги обмакивает клубнику в горчице и с удовольствием поглощает ягоду.
— Какой ужас, — кривит губы старший, представляя этот вкус.
— Тебе напомнить, как ты побелку ел? — интересуется Юнги и повторяет то же самое с другой клубникой.
— Завтра на твоё место приходит другой человек — сразу же меняет тему Джин.
— Уже? В прошлый раз они неделю искали мне замену, — возмущается младший и тянется за чаем, что стоит на столике.
— Незаменимых людей нет. К тому же этот парень очень хорош, если послушать нашего шефа, — из-за большого живота, уже давно как Чон, не может дотянуться к чашке. Старший приподнимается с дивана и подает горячий напиток другу.
— Спасибо. Эх, только первый день декрета, а уже замену нашли, такими темпами меня уволят раньше, чем Чимин в среднюю школу пойдёт, — усмехается Юн и тяжело вздыхает.
— Что случ…? Слушай, тебе не кажется, что пахнет гарью? — носом втягивает воздух Джин.
— Печенье, — шепчет Юнги.
— Что?
— Чон Чонгук, печенье горит! — кричит Юнги и со второго раза встаёт с дивана, направляясь на кухню. Большой живот не позволяет омеге долго стоять у плиты, поэтому альфа решил готовить ужины для семьи, но из-за несовершенных умений Гука, еда выходит несъедобной, а десерт сгорает. В конце концов все ужинают рисом с овощами и мясом, которое приготовил Джин на скорую руку. Остаток вечера проходит за просмотром фильмов.

Джин благодарит Бога за таких прекрасных друзей, которые всегда будут рядом и поддержат в любой ситуации, это Ким может сказать с уверенностью в сто процентов.

В офисе с утра пораньше бешеная суматоха из-за нового бухгалтера.

Когда родился Хосок, Мин учился экстерном и получил высшее образование через год.
Отец Мина устроил сына на работу в финансовую компанию, которая принадлежала его другу. Но, проработав шесть месяцев, Юн ушёл в декрет из-за Чимина. После того как Джин закончил учёбу, Юнги помог ему устроиться. После рождения Чимина, Мин вышел на работу, но, из-за чересчур активного Чонгука, проработал только год и теперь опять отсиживает законные три года дома. На срок ухода Мина компания нашла нового бухгалтера, который ещё даже не появился , но уже произвёл фурор на всю омежью часть коллектива.

Устроившись на своём рабочем месте, Ким уже хотел приступить к работе, но ему помешала молодая задница их статиста. Бэкхён- омега, который уселся на стол Кима, с увлечением рассказывая про какого-то красавчика альфу, что был блондином, высокого роста,да и в принципе само совершенство. Заметив непонимание на лице Джина, омега перестал восхищаться неизвестным альфой.

— Ты что, ещё не видел его? — с глазами по пять копеек спросил Бэкхён.
— Кого? — не понимал Сокджин.
— Нового бухгалтера — возмутился Бэк.
— А зачем мне с ним видеться? Зарплата только через две недели, — посмеялся Ким и столкнул тощую задницу статиста.
— Не смешно, Ким Сокджин. Ты вообще должен быть в первых рядах, когда появляется холостой альфа, — рассуждал омега.
— То есть из-за того, что я свободен, мне надо на каждого встречного альфу прыгать? — злится Ким.
— Нет, я не это имел в виду, просто ты даже не пытаешься найти кого-то, — поник Бэк.
— Мне не нужен альфа, — твёрдо сказал Джин возвращаясь к работе.
— Тебе может и не нужен, а вот младший Ким не отказался бы от отца, — говорит Бэкхён и быстро уходит, чтобы не получить по голове.

Сокджин возмущённо цокает и злится ещё больше, ибо какого чёрта этот омежка знает больше чем полагается. Ким твёрдо решил не идти специально в отдел бухгалтерии, чтобы посмотреть на нового альфу. Но неожиданно поняв, что финансовый отчёт за прошлый месяц ему сейчас крайне необходим, омега поднимается на два этажа выше.

Вокруг кабинета Юнги столпилось куча омег. Джин был удивлён. Неужели альфа настолько хорош, что даже перспектива получить выговор не остановила прекрасную часть компании.

Подойдя к полкам с папками, что расставлены в алфавитном порядке, Джин взял первую попавшуюся и с интересом рассматривал кучу цифр. Время от времени пытаясь найти хороший обзор на альфу.Благо все кабинеты были со стеклянными стенами, но из-за большого скопления народа ничего не видно. Только Сокджин собирался плюнуть на всё и уйти на свой этаж, как появился начальник, который разогнал всех омег по рабочим местам. После того, как все разбежались. Из комнаты выходит высокий блондин с шикарной фигурой и божественным лицом.

Ким Намджун — гласит бейджик на синем костюме, когда альфа подходит к кулеру напротив Сокджина. Омега, от неожиданно ударившего в нос запаха мускуса, упускает папку, в которой, как оказывается, порван файлик и из него вываливается куча листов. Ким в спешке собирает листы и чувствует на себе чужой взгляд.

«Какой позор»

Блондин опускается на корточки и помогает омеге. Когда все листы опять в папке, а сердце Сокджина танцует русские народные, мужчины встречаются взглядами и подымаются, смотря друг другу в глаза.

— С-спасибо, — заикаясь благодарит Ким.
— Не за что, — улыбается альфа и протягивает руку. — Я Ким Намджун, с этого дня ваш новый бухгалтер.
— Сокджин... Ким Сокджин, — принимает руку омега. — Экономист.
— Очень приятно, наконец-то могу пообщаться с альфой. Мне никто не говорил, что в вашей компании так много свободных омег — смеётся Намджун.

Может Ким не так понял, но его только что альфой назвали?

— А… Ага, много... Одиноких... — Джин неловко трёт шею и желает побыстрее уйти. Было разное, но альфой его ещё не называли. Неужели он так запустил себя? Или это из-за отсутствия запаха, который Ким подавляет блокаторами.

Внезапно из неоткуда появляется Бэкхён и кричит на весь офис.

— Ким Сокджин, тащи свою омежью задницу за компьютер, там нужна твоя помощь. — Джун с открытым ртом смотрел то на статиста, то на Джина, и, когда решился, что-то сказать, его перебил омега.
— Мне пора, рад знакомству, — вручает папку альфе и уверенно идёт к омеге.

Намджун удивленно смотрит вслед, как оказалось, омеге, а листы из папки вновь разлетаются по полу.

На следующий день, перед своим рабочим столом омега видит новоиспеченного бухгалтера в сером костюме с букетом красных роз. От удивления Джин даже замедляется, но его замечают слишком быстро. Намджун подходит к омеге протягивая букет. Шокированный мужчина не спешит брать цветы и удивленно вертит головой по сторонам, замечая таких же удивлённых коллег.

— Это мне? — прочистив горло, спрашивает Джин.
— Конечно, — смотря в глаза, отвечает альфа. — Это мои извинения за вчерашнее, я повёл себя по-свински, — опускает голову альфа всё ещё протягивая букет Киму.
— Не стоило, всё нормально. Вы же не знали, — принимает розы омега.
— Нет. Это не важно. Я хотел бы извиниться и забронировал столик в ресторане. Сегодня в восемь я за тобой заеду.
— Вот это уже точно лишнее, я…
— Пожалуйста, не отказывайся, мне правда жаль и я хочу загладить свою вину так, как умею, ведь ты этого заслуживаешь, — от этих слов омеге стало не по себе, а за спиной начались перешептывания.

Ну хоть у коллектива появится новая тема для сплетен.

— И ты согласился? — вопит в трубку беременный омега.
— Да, а что мне было делать? — отдаляя телефон от уха, спрашивает Джин.
— На нас половина коллектива уставилось. И, вообще, это же ничего не значит. Просто пойду отдохну. Выпью и вкусно поем. Мне нужно немного развеяться. Ты лучше скажи, возьмёте Тэхёна к себе с ночёвкой?
— А тебе нужна вся ночь? — смеётся Мин.
— Нет, конечно. Просто я не знаю когда вернусь, он в восемь только заедет за мной.
— У него и адрес уже есть? Этот альфа знает о тебе больше, чем те, с которыми ты по полгода встречался.
— Чон Юнги, я везу сына или нет?
— Вези конечно, — говорит омега и бросает трубку.

Ужин прошёл прекрасно. Джун оказался очень интересным и образованным человеком. Альфа оставил свою машину возле ресторана и коллеги пошли гулять по ночному городу. У Джина давно не было такого прекрасного вечера и ему было немного обидно, когда они добрались к его дому.

— Спасибо за чудесный вечер, — улыбнулся омега.
— Спасибо, что согласился. Я давно не встречал таких интересных собеседников.
— Ох, я тоже...
«Если точнее, то никогда...»
— Было весело. Может как-нибудь повторим? — предложил альфа.
— Как-нибудь можно.
— Хорошо.
— Ну, пока.
— До завтра.

Уже скрываясь за дверью дома, Джин неуверенно помахал рукой мужчине на что моментально получил ответ.

С появлением в жизни Джина Намджуна, будни омеги стали более насыщенными. Правда на работе они попали в ТОП сплетен, но оба знают, что они просто друзья, по крайней мере Джин надеется, что всё-таки друзья. Про Тэхёна Ким так и не рассказал. Спрашивается почему? Ведь друзьям обычно рассказывают, что у тебя есть шести годовалый сын, но Нам не спрашивал, а Джин и не рассказывал.

— Пап, голова щас лопнет, — стонет Тэ и обхватывает её ладошками.
— Котёнок, нужно подождать. Мы только что выпили таблеточку и голова должна пройти, — убирая руки сына с головы говорит Джин.

Омега положил новый компресс на лоб и сидел с маленьким альфой, пока тот не заснул. Ещё вчера вечером у Тэхёна поднялась температура. Джин дал простые антибиотики и все легли спать. На утро младший весь горел и Сокджин думал, что придётся вызывать скорую, но жар ушёл и температура спала.

Сейчас альфу беспокоит только головная боль и температура немного выше среднего. Утром Джин позвонил на работу и предупредил, что его не будет. Потом пару раз позвонил Юнги, чтоб уточнить, какие лекарства давать лучше. Сделал тихую уборку, приготовил ужин и перебрал коллекцию кулинарных книг (раньше это было своеобразное хобби). Под вечер Тэхён уже строил робота из конструктора и выглядел как огурчик.

Игру с сыном прервал дверной звонок. Ким положил фигурку какого-то злодея и пошёл посмотреть, кто там пришёл. Остановившись в дверном проеме Ким обратился к сыну.

— Тебе просто повезло, ковбой, но, когда я вернусь, этот город будет моим, — пародируя злодеев сказал Джин. Младший Ким засмеялся и поправил свою ковбойскую шляпу.

Посмотрев в глазок, Ким застыл в ужасе. За дверью стоял Намджун... Ким Намджун...

«Так, стоп... А откуда он знает номер квартиры? Если это Бэкхён, то я надеру его милую задницу», — мысли Кима прервал ещё один звонок. — Может, если не открывать, он подумает, что никого нет дома? — после ещё пары звонков, в дверь начали стучать кулаками. — Ааааааааа».

Поняв, что блондин не уйдёт Джин открыл дверь.

— Фууух, я уже хотел дверь ломать, — выдохнул альфа.
— З-Зачем? — неуверенно спросил Сокджин.
— Думал, что ты в обморок упал. Мне Бэкхён сказал, что ты заболел. Я вот лекарств принёс, правда не знал какие именно, поэтому принёс все, — Джун, пошевелил огромными пакетами
— Ты кстати не выглядишь больным, — осмотрел омегу с ног до головы Ким.
— А… я…я просто…
— Пап, ну где ты? — Тэхён выбежал в коридор к отцу.
— «Пап»? — удивлённо спросил альфа.
— Здрасте, — махнул головой Тэхён и подошёл ближе к папе.
— Здрасте, — Намджун повторил действия Тэхёна рассматривая мальчика, точную копию Джина. Джун поднял глаза на Сокджина в немом вопросе.

«Пора доставать белый флаг».

Джин присел на корточки возле Тэхёна.

— Котёнок, познакомься, это Ким Намджун. Папин коллега по работе.
— Приятно познакомиться, хён, меня зовут Ким Тэхён, — уважительно сказал Тэ протянув ладошку. Намджун поставил пакеты и, также присев на корточки, пожал руку маленькому альфе.
— Взаимно, Ким Тэхён, — Джин поднялся и, похлопав сына по плечу, сказал. — Сынок, отвоюй город без меня пока, ладно? Нам с Джуном нужно поговорить, — Ким младший с недоверием осмотрел альфу, но всё же ушёл в свою комнату.

Без слов мужчины направились на кухню. Джин сразу пошёл к плите и, как положено гостеприимным людям, предложил чай или кофе. Тут же последовал вопрос.
— У тебя есть ребёнок? — Намджун остался в дверном проёме.
— А это имеет значение? — решил ответить вопросом на вопрос омега.
— Черт. Конечно, имеет! — злился альфа.
— Какое? Разве мы плохо общались, пока ты не знал про Тэхёна? — Джин всё же решил поставить чайник.
— Ты скрыл от меня такую важную часть своей жизни, — Намджун расстроенно смотрел на омегу, словно пытаясь найти ответ на его поступок. — Зачем?
— Зачем? — Джин сжимает спинку рядом стоящего стула. — Чтобы ты не убежал, — в глазах напротив читается непонимание. — Ты думаешь, я дурак? Думаешь не вижу куда идут наши отношения? Да, я не сказал, потому что ты бы ушёл как и все остальные, а я не хотел этого. Я понимаю, что будущего у нас нет и это стоило прекратить ещё тогда, после первого похода в ресторан. А сейчас, как по мне, появилась прекрасная возможность поставить точку...
— Ты всё это время мне врал. Джин, ты видел к чему ведет наше общение и не сказал про ребёнка, а сейчас ты хочешь всё прекратить, не спрашивая моего мнения? Ты пудрил мне мозги два месяца, а я даже не знал, что у тебя есть сын — к концу речи Намджун перешёл на крик,и в этот момент чайник закипел.
— Уходи, — охрипшим голосом говорит Джин. — Уходи из моей квартиры.

Намджун хочет ещё что-то сказать, но передумывает и молча уходит хлопая дверью. Джину так больно. Опять. Он надеялся, что что-то получится, хоть он и понимал, что его ложь дорого ему обойдётся, всё равно лгал для мимолётных моментов, чтобы быть счастливым. Из глаз непроизвольно потекли слёзы. Джин пару раз всхлипнул и пошёл умываться. Нельзя, чтобы Тэхён увидел его таким.

— О, Боже, что это за широкоплечий альфа, — протянул Чонгук стоя на пороге квартиры Сокджина. Видимо Юнги рассказал про казус на работе.
— Мин Юнги, я хочу тебя убить уже по двум причинам, — зевая, говорит Ким и впускает друзей внутрь.
— Восемь часов утра. Суббота. У него точно всё нормально? — интересуется Джин у Чонгука, который раздевает Чимина.
— Сам в шоке, — улыбается альфа, наблюдая, как его муж пытается дотянуться до молнии на обуви. Разобравшись с Чимином, Гук идёт к омеге и помогает снять ботинки. — Юнги, ты же уже сто раз пытался сам разуться. Смирись с тем, что ты не можешь это делать ещё с пятого месяца.

Джин со стороны наблюдает эту милую картину и думает, снимал бы Намджун с него обувь, как это делает Чонгук? Но понял, что мечтает о невозможном и пошёл на кухню ставить чайник.

За обеденным столом омеги пили чай и ели печенье, которое привёз Юнги.
— И фто? — с полным ртом печенья спросил Мин.
— И ничего. Выгнал его из дома, -рассказав всю историю Юнги, Джин опять вспоминает тот вечер, и глаза слезятся.
— Эй, эй…не вздумай плакать. Твоих слёз недостоин ни один альфа в мире, — вытирая слёзы друга, говорит Юнги.
— Юнги, это я виноват, если бы я не соврал, у меня был бы шанс, — шепчет Ким.
— Он и сейчас есть. Да, ты ошибся, с кем не бывает? Просто поговори с ним. Он тоже что-то чувствует. Простой друг не купил бы половину аптеки, — указывает головой на пакеты с лекарством, что стоят на подоконнике.
— Я поговорю, — успокаиваясь, говорит Джин.
— Вот и хорошо, — улыбается омега и проталкивает в рот друга шоколадное печенье.

Садик закрыт, на работе завал, Чоны уехали к родителям Юнги, а ведь это только понедельник.Из-за того, что прорвало отопление в начальной школе Тэхёна, мальчик сидит дома, но одного ребёнка Сокджин не может оставить, а к Юнги не вариант из-за вышесказанного. Сына приходится брать с собой на работу.

Целый день Ким работает. Тэхёна попросили не мешать, поэтому Ким младший сидел на стуле. Телефон наскучил и маленький альфа решил прогуляться по офису.
Когда Ким нашёл автомат с вкусняшками он как порядочный пользователь, положив свои карманные деньги, нажал на кнопку и ждал сладость, но автомат заклинило, и шоколадка застряла. Обиженный, альфа пнул автомат.

Намджун шёл в свой кабинет, но, заметив знакомую русую макушку, отправился в его сторону.

— Что, малой, не отдаёт? — поинтересовался альфа у младшего. Но мальчик даже не обратил внимание на альфу. — Эй ты чего? Это я, Намджун, ты меня не узнал? — опустился на корточки альфа.
— Узнал, — ответил мальчик.
— Тогда почему с первого раза не ответил?
— Папа говорит, что разговаривать с плохими дядями нельзя.
— А я разве плохой? — удивился Ким.
— Да, — кратко ответил Тэхён и ещё раз ударил по автомату.
— И с чего ты это решил? — ухмыльнулся Ким.
— С того, что из-за тебя мой папа плакал, — мальчик смотрел в глаза альфе наравне, как взрослый альфа. Улыбка сошла с лица Джуна.
— Да. Веская причина, послушай, — альфа повернул Тэ к себе всем корпусом и говорил глядя в глаза. — Мне очень нравится твой папа, он просто прекрасен, но я был неправ и резок с ним. Я хочу извиниться перед тобой и твоим отцом за своё поведение. От тебя я только прошу разрешения сделать твоего папу самым счастливым.
— А если он опять будет плакать? — с долей недоверия, спросил мальчик.
— Я клянусь, больше никогда.
— Если я сейчас разрешу. Ты правда будешь с папой всю жизнь?
— Я буду с ним столько, сколько он того пожелает, — что-то обдумав, Ким младший махнул головой в знак согласия.
— Отлично. Пора мириться с твоим папой, — Ким выпрямился и кулаком стукнул автомат.
Из ящика Тэхён достал сразу три шоколадки.

Джин бегает по всей компании и ищет Тэхёна. Надо же было так заработаться, чтобы забыть про собственного сына. Кима уже берет паника, но громкоговоритель отвлекает его от мыслей.

«Внимание! Ким Сокджин, просим подойти в комнату диспетчера, немедленно.»

Джин со всех ног бежит к лифту, омега уверен, это Тэхён просто не смог найти дорогу обратно в кабинет папы и попросил сделать объявление. Забегая в комнату Джин видит Намджуна стоящего к нему спиной.

— Намджун? Что происходит? Где Тэхён? — Ким оборачивается и немного подходит к омеге держа дистанцию.
— С ним всё хорошо, он у меня в кабинете.
— Что он там делает? — Джин оборачивается и уходит, но Намджун хватает его за руку.
— Джин, он всё знает.
— Что? — не понимает омега.
— Пора и тебе всё узнать, — альфа набирает воздуха. — Мы знакомы с тобой всего два месяца, но этого времени мне хватило, чтобы влюбиться как мальчишке. Джин ты самый прекрасный омега, которого я когда-либо встречал и ты не заслужил того, что было на кухне. Прости меня, я был зол... Был зол не из-за ребёнка, а из-за того, что ты думал, что я мог уйти от тебя, Ким Сокджин, я хочу быть с тобой и в горе, и в радости, в богатстве, и всём остальном, что только есть. Я люблю тебя и Тэхёна, и хочу, чтобы вы были рядом всю мою оставшуюся жизнь, — Джун встаёт на одно колено и берет руки Джина в свои. — Прости, что без кольца, позже мы пойдём вдвоём и выберем самые красивые, Джинни, ты будешь моим мужем, моей омегой, папой моих детей?

Сокджин плачет ещё с фразы про то, что Джун любит его и Тэхёна, поэтому слова даются крайне сложно. Ким готов проглотить стекло, но сказать такое заветное «Да». Когда пара выходит из лифта, их встречают аплодисментами. Как оказывается, громкоговоритель работал всё время, пока альфа, и омега решали свои дела. Из толпы выбегает Тэхён и залазит на руки Намджуну. Мальчик видит заплаканное лицо папы и с силой бьёт Намджуна в плече.

— За что? — кривится от боли Нам.
— Ты обещал, что папа больше не будет плакать! — возмущается ребёнок. Сокджин подходит к сыну ближе и гладит его по голове
— Сынок, это слёзы счастья. Когда счастлив можно плакать, — маленький альфа расслабляется и невесомо гладит ушибленное место на плече Намджуна, тем самым извиняясь. Оба взрослых покрепче сжимают Тэхёна в объятиях.

— А теперь скажите «сыр», — кричит Бэкхён и фотографирует будущую семью.

Прошёл месяц.

Возле родильного отделения весь на нервах ходит кругами Чонгук и постоянно смотрит на дверь. Чуть дальше на кушетке сидит новоиспеченная семья Ким и младшие Чоны. Намджун и Джин поженились неделю назад. После предложения в офисе, Сокджин и Тэхён, на следующий день, переехали к Намджуну. Сейчас они заняты стройкой своего собственного дома, который находится в том же районе, что и дом Чонов. Джин проснулся от звонка Чонгука в шесть утра. После одного слова, омега, как ошпаренный, подрывается с кровати и бежит собираться.

«Началось»

Юнги уже седьмой час в родильном отделении. Несмотря на то, что роды не первые, было очень тяжело и больно. Из-за крика папы, Чимин расплакался и просил, чтобы ему перестали делать больно. После этого, Сокджин понял, что брать детей с собой - была не самая разумная идея, но оставить их просто не с кем, поэтому Намджун берет всю отару и ведёт гулять. Возвращаются они после обеда в уже тихий коридор. Через двадцать минут после их прихода выходит врач-омега. Чонгук сразу налетает с вопросами, но доктор просто говорит.

— Меня просили передать, я так полагаю вам, цитирую: «Чон Чонгук, тащи свою задницу сюда или голым ты меня будешь видеть только по праздникам».

На койке лежит Юнги, уже без огромного живота, а рядом в кроватке спят новорожденные двойняшки: альфа - Мино и омега - Таймин.

А через девять месяцев все опять собрались в родильном отделении, ради омежки Ким Югёма.      
Категория: Bangtan Boys (BTS) | Просмотров: 119 | | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar